миролюбивый

Аутотерапия

Вообще, внезапно выяснилось: возня с выжигателем на сегодняшний день успокаивает меня лучше всего. Тут тебе и душевность древесины, которую само по себе приятно и умиротворяюще брать в руки, и милый сердцу лесной-костровой запах (и руки потом ещё несколько часов так здорово пахнут, даже мыть не хочется) — и в то же время в инструменте отголоски адового пламени (ах-ха-ха-ха!) и возможность «жечь-жечь-жечь!!!», позволяющие мирно сублимировать вскипевшее внутри бешенство (ну например его. Или — лютую беспомощность, или... да хотя тут что угодно в итоге в бешенство превращается...) в симпатичный узорчик, глядя на который удовлетворённо говоришь себе: «А я-то ничего, не без рук!»… Что тоже весьма полезно мне сейчас. Ну и ночь до кучи успокаивает, такое ощущение, что чем глубже, тем мне лучше. Вот и сижу :-(



Вязание и всё прочее как-то пока по желанности на второй план отошло, но помаленьку тоже... А потому что, собственно, кроме этого, нигде меня и нет :-/ такая беда.


Пятый час утра, надо всё же выпить чего-нибудь усыпляющего да отбывать в постель... :(
романтишный

Солнце, мусор и вода! Часть 3.

Часть первая.
Часть вторая.
(Ну или можно просто пролистать журнал назад, это две предыдущие записи).

Тут будет много (или даже дохренище — сперва хотела разбить на два поста, а потом подумала, да пофиг, всё равно никто не читает) текста и сколько-то фоток (и наконец-то фотки меня, на которых я себе нравлюсь!) и никаких катов (потому что всё равно никто не читает).

7.06.2014, третий день уборки. Лес вокруг посёлка и немного о том, почему лучше не терпеть неудобства.

Как разъяснило, так и обратно затянуло :-/ Когда мы накануне вечером вернулись с прогулки, на почти безоблачном небе проклёвывались яркие звёзды. А ночью дождь шёл. Прям лил. И даже с ветром, однако. И я, когда просыпалась, немного ужасалась этому и думала, как же неохота таскаться будет по мокрому лесу, собирая мокрый мусор, как было б здорово, если б дождь шёл бы хоть полдня! Можно было б поспать утром :) В начале десятого утра дождь ещё шёл, мы созвонились с оргами и договорились о встрече в 12. Еееее! Можно поспать ещё! Было бы… Но как бы не так. В соседнюю комнату накануне заселились свежеприбывшие волонтёры, и сейчас с утра они по телефону негодующе сообщали (а мы всё это слышали, стены-то тонкие) организаторам о том, что как так вообще можно! Всё не как в том году! Заселили не в ту турбазу, что в прошлый раз, и тут всё не так! Они рассчитывали сами себе готовить — а нельзя. Ну, то есть как бы можно, пожалуйста, но на плитке в уличной беседке (это в 10-то градусов тепла), и попользоваться кастрюлькой стоит 200 р. В комнате очень холодно, можно попросить обогреватель — но тоже за 200 р. Чайников в домике нет, в той же беседке стоит термопот, но воды чаще всего нету, а чай в столовой стоит 20 рублей стакан. Помыться в душе — фактически уличном — 80 рублей 10 минут. Баня — 200 р…

Я лежала, слушала всё это, и одна часть меня негодовала, что из-за этого шума не уснуть, а другая часть круглила глаза до формата плошек и говорила: «Так-так-так…» — и за неимением собственных мотала полученную информацию на ус спящего рядом Фёдора.

К 12 часам мы пришли к школе пасмурные под стать погоде, не пивши и не евши: столовая была закрыта, термопот пустой, кипятка для чая и лапши взять негде. Настроения это не повысило. А тут как раз соседки наши с Надеждой Петровной, главной нашей «оргшей», жилищные вопросы обсуждают. Ну и мы свои пять копеек вставили. Что, мол, да, ни поесть, ни согреться, ни помыться. А Надежда Петровна глаза так на нас поднимает и говорит: «Ребята, да вы чего ж молчали-то! Вы б сказали сразу, что вам не нравится! В других турбазах волонтёрам не то что чай — даже баня и душ бесплатно! Давайте мы вас переселим!»

Во как оно! А чего мы молчали? Ну, не знаю, натура такая — терпеть и довольствоваться. У меня. А ещё потому что мы не знали, на что право имеем. Может, оно так полагается, думала я. А оно вот как должно быть-то! Хо!

В общем, уговорились после работы переселиться. И двинулись на трудовые подвиги — в обход посёлка и в лес. Этот день был «халявный» — мусора немного, больше ходьбы, чем поклонов %)) По-прежнему «в силе» был конкурс на самый интересный трофей, зафиксированы для истории были пара ножей (один нашли мы с мышами), жестяное корыто, здоровенная железная бадьища, полуистлевшие ножны из дерева и искусственной замши, а также была найдена целая дохлая собака (но её, конечно, фотать не стали). И кстати о собаках — покажу фотку живой местной собаки: очень дружелюбная, отзывается даже на кыс-кыс. Но говорят, это логично: каким же ещё быть уличным собакам в туристическом посёлке?



Вообще, что я заметила: несмотря на то, что мы все эти дни проводили на ногах, «отбивая» по нескольку земных поклонов в минуту, я практически не уставала. Да, ноги и спина погуживали под конец дня, а ещё рука как будто растягивалась таскать мешок с мусором, но это всё не чрезмерно. Я точно знаю, что, например, впахивая в таких же объёмах на огороде, я бы стухла куда быстрее. Да уже за пару-тройку часов, наверное. А тут — нараскланиваешься часов пять, отшагав сколько-то неспешных километров, а потом ещё идёшь пешком же по каким-нибудь каменюкам скакать в своё удовольствие — и всё прекрасно. Не знаю, может быть, дело в добровольности (тот же огород я никогда не любила), а может быть, в воздухе или в сакральной местной энергии %))) Ольхон — это же место Силы!!!



А ещё, возможно, дело в том, что убирать мусор — это всё равно что грибы (или ягоды), например, собирать: затягивает. «Одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, а четвёртая мерещится…» Азарт даже какой-то просыпается!

Вечером, после работы мы, как и договаривались, меньше чем за полчаса собрали вещички, взяли у хозяйки обратно деньги за двое непрожитых суток и даже на «буханке», а не пешком перебрались на новое место жительства — к Светлане Чувашовой. В комнату, где нас уже ждал обогреватель. Где на кухне на первом этаже можно было самостоятельно сварить хоть кашу, хоть суп. И гонять чаи у чайника хоть до утра, если охота. А ещё у хозяйки коровы — и можно было купить молока. Или творога. А вечером ещё и помыться в бане горячей водой…

В общем, после «Берега надежды» — просто рай! И в этом раю уже обитали Валентина Афанасьевна со своей Феней и супруги из Петрозаводска — Ольга и Александр. Очень интересные люди: волонтёры, наверное, уже профессиональные, они и на Олимпиаде работали, и где только не, а ещё они спортсмены и геокешеры. Что такое геокешинг? Вы знаете? Я вот не знала. А они предложили нам сходить вместе за Шаманку, в Сарайский залив, и поискать кешерскую закладку. И по дороге рассказали, что это, собственно, за игра такая. А игра интересная! В разных местах (чуть ли не) по всему миру люди делают тайники, куда прячут какие-то призы для того, кто найдёт, а также блокнотик-дневник с карандашом. И оставляют координаты точки на специальных сайтах. И вот, отправляясь куда-то в поездку (а может, просто гуляя по родным местам), можно заодно поискать тайничок — его ведь делают не где попало, а в каком-то особом месте: может быть, оно очень красивое, или чем-то «широко известно в узких кругах», или, может быть, с той точки открывается шикарный вид… Ну, разное. Это ведь так здоровско — поиски тайны!..

И вот мы отправились. Конечно, с открытой на смартфоне картой, по которой Александр отслеживал приближение к точке… Но это кажется, что с «навигатором» найти проще простого. Нет! Вот она, скала, вот описание тайника — но скала большущая, с какой стороны подобраться, где тот самый лохматый куст, как подлезть к тому самому валуну — да и где он вообще, их тут тьмища! Мы часа полтора, наверное, лазили по камням и обрывам, взмокли, наглотались мошек, прежде чем наконец с точностью до… нашли ту самую точку — укромную тихую площадку (мечта интроверта прям — сидящего на ней только с воды видно, а сверху и с боков нет. А снизу поди подберись ещё…), откуда открывался хороший вид на Шаманку и гладь Байкала — и тайник под боком валуна отыскали. Но он оказался пустым :( Вообще ничего не осталось, ни коробки, ни пакета. Так жалко! Кто-то его разорил, несмотря на предупреждение, предваряющее записи дневника, — просьбу оставить всё как есть… Иэх!



Но да ладно! Процесс поиска тоже был хорош, сам по себе. В тот день мы вернулись домой, попили чаю, потом баня с горячей водой — как же было приятно наконец-то голову помыть!!! И легли спать мы довольные — в тёплой комнате, не лязгая зубами :) И моя постель пахла почему-то чешуйками от кедровых шишек… =))


8.06.2014, заключительный день уборки. Снова лес вокруг посёлка, а также купание Фёдора.

Последний день уборки начался с яркого солнца и грустной новости: уезжаем завтра в 10 утра. Ну, вообще, это логично. Почему я думала, что мы будем уезжать в понедельник ближе к вечеру — ехать-то до Иркутска пять часов, а кому-то ещё в Ангарск потом возвращаться! Ну, я-то ясно почему так надеялась: мне ещё тут побыть хотелось :( Погулять, на берегу посидеть. Послушать волн…

В общем, огорчилась я. Но что делать.



Последний день был короткий и почти наполовину состоял уже из расслабленных хождений от мусорины к мусорине и позирований в героических позах с мешками и трофеями перед объективом фотографа. Солнце, ветер и немного прощальное настроение.







(Неквадратные неинстаграмовские фото — Павел Крутенко, в альбоме вот здесь есть ещё сотни две картинок с этого мероприятия.)

Фёдор в этот день был мрачноват и опять ходил в одиночку, буквально пылесосил полянки и негодовал по поводу того, что некоторые люди убирают нерадиво: одну мусорину подымут — мимо двух пройдут, ну что за дела!



Я старалась как-то его примирить с реальностью, раскрывая тонкости людских психологий, но как-то не очень успешно. Впрочем, «записки злобствующего перфекциониста» я на сей раз (впрочем, как обычно) доверю писать самому Фёдору. Я буду больше о хорошем и о красоте :)))



Где-то в полвторого мы уже освободились. Часть группы отправилась на экскурсию ээээ ну, не помню уже, куда именно, но, кажется, на катере? Или на машине? Ну, короче, я не вникала, потому что мы не поехали, а решили сходить в кафе и сбегать к Шаманке — восстановить-таки закладку. Ольга и Александр дали контейнер, мы положили туда купленный в местном супермаркете блокнотик, маленький карандаш и призы нашедшим: пакетики чая и кофе, сувениры из Петрозаводска (круглешки тамошнего «эндемичного» шунгита) и мой значок «фотографировать запрещено» (ну, мне больше было нечего добавить).



К Шаманке мы сбегали, контейнер спрятали (вроде надёжно), хотелось ещё посидеть на этой площадке, но время поджимало: к 18 часам нам велели прийти к школе: планировалось торжественное закрытие Праздника чистоты. Хм… Ну, пришли. Торжественности, конечно, никакой не было (и слава богу! На кой они…) — желающим подписали памятные грамоты и каждому в подарок досталась подробная карта Ольхона (вот это очень хорошая вещь!).



После закрытия (всего-то полчасика оно длилось) мы пошли гулять — сперва вместе с петрозаводчанами, но потом как-то так вышло, что мы разошлись. Они продолжили гулять по берегу, а мы спустились в небольшую бухту (в которой я дырчатый камень нашла), и остаток вечера незаметно протёк там. Честно сказать, я к этому дню уже изрядно подустала от общения — точнее, от выполнения непривычных мне коммуникативных обязанностей нашего тандема (обычно-то это фёдорская функция, а мне — молчать и подсказывать) — и очень хотела побыть в одиночестве. Ну, ужасно хотела. Посидеть на камнях, поперебирать гальки, просто без мыслей (и особенно — без слов!!!) слушать волны и пропускать сквозь себя солнечный свет. И как-то упорядочить наконец жуткий бардак в мозгах, накопившийся за долгие месяцы бестолковой и нервной жизни. Ну, я не знаю, у кого как, но мне очень помогает у воды проговорить вслух все проблемы — это освобождает от тяжести в голове. У реки, или озера, или на худой конец даже душ помогает. А тут-то целый Байкал чистейших умиротворяюще шелестящих волн! Вот… В общем, мне вот это надо было. Сильно-сильно. 





А Фёдор решил-таки искупаться. Он всё подготовил: и полотенце, и непродуваемый дождевик, чтобы, как в палатке, спрятаться под ним от ветра (а то ведь было нежарко, всего-то градусов 12, наверно. И вечер уже). И вот он всё разложил на коврике и пошёл. И зашёл. Ну, по пояс почти! Вот честно, я не помню, окунулся он или нет, потому что мне даже смотреть на это было холодно, и толпы мурашек застили мне глаза %) Вода, по его свидетельствам, была жутко ледяная, настолько, что ноженьки бедному Фёдору свело и он еле доковылял на них несколько метров обратного пути до берега. И говорит, что реально боялся, что упадет и нафиг утонет, потому что ну очень холодно. Но, я думаю, что всё равно это можно засчитать как купание :)



Мыши тем временем тоже своими мышиными делами занимались: вопреки предостережениям профессионалов попытались прокатиться по берегу на своих транспортных средствах — ну, ясно-понятно, что на столь крошечных колёсиках по песку и камням им можно было только… стоять :) Зато, если оставить велосипед и самокат внизу, по горам можно лазить сколько угодно. Что они и делали. Ещё пробовали на микровидеокамеру записать волны, но запутались в кнопках и вместо этого записали то, как мы возвращались домой…




Вообще, у нас было много планов на вечер, в том числе дойти до позавчерашнего места уборки и забрать оттуда скотьи черепки для Син, но… блин, в таких местах время бежит так незаметно! Только, казалось, пришли — а вот уже и солнце садится. Стыд и позор, но идти искать это место в темноте было как-то откровенно стремновато :(


...
…а утром следующего дня часов в 11 мы уже выехали из Хужира и покатили в Ирк. Про неприятного хамоватого водителя мне даже вспоминать не хочется, как и о том, что город встретил нас душной липкой жарищей :-/ Так что вот, всё :) Теперь дело за Фёдорской точкой зрения и его впечатениями, а я отклАняюсь до следующего поста, который будет посвящён нашим трофеям и всякой, может быть, немногочисленной статистике.

романтишный

Солнце, мусор и вода! Часть 2.

Итак. Сперва из-за приступа тупого невдохновения, а потом потому, что я жестоко простыла и мерзко разболелась, немного задержалась вторая часть моего повествования. Но вот, наконец, и она! Внемлите :) И хоть каких-то комментов уже напишите, а то я даже и не знаю, читает ли кто. Может, слишком много букв? А?

А, да: начало вот тут — http://meta-mouse.livejournal.com/1102660.html

6.06.2014, второй день уборки. Лес на месте страшной свалки.

Второй рабочий день начался солнечно (и я так надеялась, что дождливый прогноз не оправдается: очень уж хотелось снова гулять и сидеть на берегу). Пока ждали распоряжения, на какой участок нам сегодня отправляться, наблюдали, как на школьном стадионе дети делают зарядку. Видимо, летний дневной лагерь в школе организован. Солнышко тем временем облаками затянулось, как бы намекая, что прогноз будет исполнен, скорее всего. Ну и ладно, подумала я.



На сегодня нашим участком стал лес вокруг посёлка и в особенности та территория, на которой до не столь давнего времени располагалась чудовищных размеров свалка, копившаяся 25 лет и убранная с помощью волонтёров же в предыдущий Праздник чистоты, в 2013 году.

В этот день мои «мусорные мысли» были посвящены жителям посёлков — не только Хужира, а вообще. Если сравнивать с другими посёлками подобного размера, Хужир не самый грязный (туристический же!). Но тем не менее, вдоль заборов местами жуткий срач. Сюда волонтёры регулярно приезжают выгребать мусорище — кстати, сама не сталкивалась, но женщины-волонтёры говорили, что встречали довольно насмешливое к себе отношение от местных: «Мол, ха, снова приехали уборщики наш мусор убирать!» — а что же сами местные? Не расхолаживает ли их это? Типа, можно мусорить без оглядки, всё равно ж приедут и уберут как миленькие. Я, конечно, управленец фиговый и о многих нюансах даже не ведаю, но! Кажется очевидным такой вариант: почему бы главе посёлка не обязать жителей следить за чистотой улицы непосредственно вокруг их участка? Перед домом, вдоль забора… Это ведь не всеобщий ежесезонный субботник, на котором придётся, отложив все дела, горбатиться целый день или два, это совсем не сложно! Раз в пару дней или даже раз в неделю пройти эти несколько десятков метров и собрать накиданное — никто не развалится. А чище будет. Когда мы шли вдоль улиц, я видела и завалы мусора вдоль некоторых заборов — и, наоборот, едва ли не вылизанные площадки вокруг иных участков. Да, кому-то, похоже, неприятно пить чай на кухне и, поглядывая в окно, видеть за клумбами своего идеального палисадника замусоренную улицу. Но таких, пожалуй, единицы. А если бы за помойку вокруг домов штрафовали на деньги? Может быть, что-то изменилось бы? А?

А то ведь ветром всё разносит по лесу, и так грустно и больно видеть вот такие милые и нежные багульниковые кустики, увитые клочьями драного полиэтилена и обертками от баунти и сникерсов =/



Помимо обычного бытового мусора, в лесу довольно много было мусора «специфически-деревенского» — костей животных и всякого скота. Особую радость он детям доставлял. Бродивший сам по себе Фёдор нашёл бараний череп (с рогами, всё как полагается, очень антуражный), повесил его на сучок дерева. Дети чуть позже обнаружили, прибегают с круглыми глазами: «МЫ ЧЕРЕП НАШЛИ! Там череп, с рогами! Ааааааа!» И давай с ним таскаться и гордо фотографироваться. Фёдор говорит: «Вы пойдите вон туда, там на дереве я ещё собачий повесил». «Собаааачий?!» И бегом искать. Потом ещё коровий нашли. А прочих частей скелетов разнообразных и вовсе в достатке валялось, их никто не считал (и не подбирал: органика ж). Митя деловито так: «Ну вот, нам осталось только человечий череп найти!» Даааа уж!… Только этого не хватало.



А погода тем временем хмурилась всё сильнее, и ко времени, когда мы пришли на обед в кафе с оригинальным названием «Ольхон», даже начал накрапывать дождик (но быстро прекратился). Кафе, кстати, приятное и недорогое. И еда вкусная. Я, когда в городе, ем в основном мало и редко, аппетита нет, еда часто безвкусной кажется. А вот на природе… Я превращаюсь в лютого жруна и могу, кажется, слопать… ну, не корову, конечно, но кабанчика небольшого точно. Я себе и мяса с картошкой взяла, и поз несколько, и ещё бы это на два умножила, но как-то неловко стало обжираться. Ну и денег у нас всё же было ограниченное количество А Фёдор, я так подозреваю, частично праноед. Видимо, солнцем и воздухом питается, потому что на природе, в отличие от меня, почти не ест — еле уговорила его съесть хоть одну позу. Люди такие разные!



После обеда небо хмурилось всё сильнее (а вместе с небом хмурился Фёдор, впавший внезапно в какую-то мрачную меланхолию), и мы по дороге обратно на участок зашли к себе «в нумера» и взяли дождевики, которые пришлось надеть практически сразу: сперва по чуть-чуть, а потом и сильнее из туч снова закапало. И вот идём мы в хмуреющий влажный лес, рядом со мной шагает мрачнеющий всё сильнее муж с посохом, к макушке которого собачий череп прицеплен… И тут на Фёдора нашло — хотя, впрочем, для него вхождение на пару часов в некую роль не столь уж редкое явление — сгорбился, скрючился, давай бормотать какие-то странные заклинания, раскачиваться из стороны в сторону… «Ну, началоооооось…» — подумала я, натягивая плащ.



Дошли до места, где уговорились с остальной группой встретиться — там пока только Валентина Афанасьевна с собачкой Феней. Фёдор вокруг собачки устроил шаманские пляски — как хорошо, что без бубна! А то бедное животное совсем бы рехнулось, и без того чуяло от него запах «собачьей смерти», уж как она на него рычала и наскакивала, даром что от горшка два вершка… Когда подтянулись остальные во главе с Юлей, представление продолжилось :) С Фёдором не соскучишься! Даже когда он не в настроении…

Ещё одно развлечение объявила Юля — конкурс на самую интересную находку (подробнее о находках я напишу в заключительном посте). Их она вместе с нашедшим фотографировала для специального альбома.

А дождик тем временем расходился. Оказалось, что плащами озаботились только мы (трёхсотрублевая накидка из «Спортмастера», которую я надевала, — очень даже ок оказалась, и руки, и колени, и рюкзак — всё в сухости было. Фёдорский наряд из воронежского «Всё по 37», хотя и гораздо более соплив был, тоже нормально спасал), — остальные сымпровизировали себе дождевики из наших огромных мусорных мешков: отверстие для лица, пара дырок для рук… И вот в таком виде мы разошлись по участку леса, где ещё пару лет назад царила чудовищных размеров многолетняя свалка, а сейчас равномерно между деревьями были рассеяны мелкие клочочки и обломочки (а ещё каждые метров десять — еле закопанная мусорная яма). Мусор в основном бытовой, попадалось всякое… И так атмосферненько: с низко нависшего неба сеется мерзкий серый дождик, мокрые деревья безмолвно уходят ввысь, увязая макушками в облаках, между потемневшими стволами ходят чумазые люди в одеждах из мешков и грязных перчатках, ворошат мусор, выковыривают из земли какие-то полуприкопанные останки, складывают в мешки то, что может пригодиться им в их нищенском быту… Периодически то один, то другой возгласом «Трофей!» привлекает к себе всеобщее внимание и удостаивается благосклонного одобрения Главной. И тут же снуёт скрюченный годами камланий шаман с безумным взглядом, беспрестанно бормочущий молитвы и заговоры, с каждым найденным черепом шепчущийся о судьбах своего вымирающего народа… Постапокалипсис!!! С нас можно было кино снимать, вот точно %))



Это даже чересчур атмосферно было: эти самые явления намочили мусор, собирать его, раскисший, промокшими перчатками стало совсем противно. Юля провозгласила: «Мы же волонтёры! Хотим — убираем, не хотим — не убираем!», и на том порешили этот уборочный день закончить раньше — часа, наверное, на полтора-два.

Да и Фёдор уже развоплотился — и мы пошли по домам. Дома мы практически из ничего сделали себе горячего чаю и в нашей холодноватой комнате устроились под шуршание дождя наслаждаться досугом — я перечитывала Крапивина, а Фёдор (по-прежнему молчаливый и мрачномеланхоличный) забрался в постель под одеяло и играл «в Фриду»: устроившись с жёсткой папкой, рисовал свои ноги и то, что ещё ему с подушки было видно.

Вообще, депрессивный Фёдор — это ужасно :(( Я привыкла, что он бодр, весел и локомотив. А когда он впадает в состояние апатии и негативизма, у меня просто руки опускаются :( и вот в тот день он такой и был. Весь день. И на вечернюю прогулку к Шаманке (когда кончился дождь и разъяснило) мы пошли в довольно дурацком настроении.

Впрочем, природа — и особенно Байкал! — она лечит и успокаивает. Меня уж точно. Когда мы спустились по крутой и скользкой от глины тропинке в маленькую каменисто-песчаную бухточку, Фёдор умостился на камне рисовать какой-то другой камень, а я пошла бродить вдоль воды… Это такое состояние… Отключение от… Ну, я не знаю, от внешнего, Большого, мира — дома, и люди, и телефоны, и компьютеры, машины, деньги там всякие — всё это куда-то исчезает. Вот есть ты и такой небольшой кокончик окружающего тебя пространства. А всё остальное царящее здесь — бескрайность воды, запах рыб и водорослей, миллионы камней и песчинок, тысячи кубометров неба, шёпот и плеск волн, синий, и голубой, и бирюзовый, и зелёный, и стеклянно-прозрачный цвета, и воздух пронзительно-кристальный — всё это заполняет тебя изнутри, вытесняя всякую шелуху, и ты как бы становишься всем этим вот прекрасным и чистым, и дышишь единым ритмом с волнами, и это такое умиротворение… И я могу провести так на берегу целый день. Перебирать камни, слушать воду, думать ни о чём, наполняясь растворённым в воде солнцем… Особенно сейчас, после стольких лет, в течение которых я была лишена нормальной возможности получить так необходимое мне спокойное безлюдное время среди живой природы.

Я не знаю, как всё происходит у Фёдора, мы почему-то об этом не говорили ещё, может быть, он сам расскажет. А может, и нет: он не всегда любит и умеет о таких вещах распространяться…
Но мне стало гораздо лучше.

А ещё я в тот вечер нашла камень с дыркой! Снова! Я всегда очень хотела такой заполучить, но думала, что они только на море встречаются (почему-то). А в 2008 году в Сенной бухте нашла маленький такой камешек (носила его на шее потом). А тут вот — причём совершенно случайно, просто шла мимо и вдруг зачем-то наклонилась и этот камень подняла. Смотрю — а он дырчатый, и дырок в нём даже не одна, а целых три! Я думаю, это хороший знак. Не знаю, о чём именно, но точно хороший :) Хотела же — и вот опять нашла :)



А тем временем уже и закат растворялся, и темнело потихоньку, и зябче становилось, и мы уже в сумерках выкарабкались по обрыву из бухты и пришли домой.

Чаю хотели попить — но фиг-то там: столовая, конечно, закрыта, а в оставленном для нас, волонтёров, термопоте в беседке воды на донышке, а где она ещё, питьевая-то, бог весть :(( Это (и холодюка в комнате) добавило ещё несколько тёмных красок в облик Фёдора :-/

А я в ту ночь спала в носках, штанах, тельняшке и капюшоне, поэтому мне было относительно тепло. Но всё равно это была наша последняя ночь на турбазе «Берег надежды», но подробности «гостиничной» части истории я расскажу в повествовании следующего дня.

(окончание вот: http://meta-mouse.livejournal.com/1103268.html)
солнышко

Солнце, мусор и вода! Часть 1.

В начале мая я увидела ВКонтаче приглашение на уборку мусора на Ольхоне — «Праздник чистоты» с 4 по 9 июня.

Волонтёров обещали привезти-увезти, обеспечить инвентарём и устроить проживание всего за 300 р. в сутки. Почему бы не совместить приятное с полезным, подумала я. Я ж так давно не была на Байкале по-настоящему, чтоб не на полденёчка в Листвянке, а где-то в нормальном месте и на несколько дней... А на Ольхоне и подавно! Пять лет уж как, страшно подумать. А Фёдор и вовсе только зимой там был. Так что он мою идею одобрил, и мы собрались и поехали. И вот вчера (точнее, уже позавчера) вечером вернулись — и я сразу пишу отчёт, чтоб ничего не забыть.

Получается очень много текста, так что постов будет несколько — два или три. И фоток некоторое количество :) Под кат спрячу, только если проклинать начнут :))) Читайте!

4.06.2014, день заезда. Автобус Иркутск—Хужир и прогулка к Шаманке.

Просыпаясь ночью, слышала, как грохочет по крыше и подоконнику дождь. Около 7–8 утра взглянула половинкой глаза в погодный виджет в телефоне (шторы-то задёрнуты) и ужаснулась:



Мы всерьёз думали вызвать такси, чтобы не идти пешком до автобуса по этой ветреной мокряди (не ехать вообще даже мысли не было). Не верилось как-то в солнце через час, предсказанное прогнозом.

И тем не менее — пока мы собирались, воссияло жаркое солнце, тучи разорвало в клочья и утянуло куда-то за пределы видимости… И до автобуса мы вполне бодро добежали. И успели вовремя — даже купить стельки для заартачившихся фёдорских кроссовок. Но только зря торопились, как оказалось: укрепив большие рюкзаки и сумки на багажнике автобуса и рассевшись по местам, мы почти час ждали опаздывающую ангарчанку (пробки же!). И выехали не в 10, как планировалось, а почти в 11 утра.

В нашем маленьком автобусике (а всего из Иркутска в этот день их отъезжало два, и с теми людьми, кто в другом ехал, мы потом особо и не пересекались близко почему-то), считая нас с Фёдором, было десять человек волонтёров: Ольга и Александр, пара из Петрозаводска (как позже выяснилось, многоопытные волонтёры, спортсмены и геокешеры); и пять бодрых бабуль — одна из них, Инна Борисовна, с внуком Митей, а Валентина Афанасьевна — с чёрной собачкой по имени Феня. Ну и сверх того мыши мои, конечно, Путешми и Расмус. Вообще, я ожидала больше молодёжи, но понятно, почему такой состав: день-то рабочий. Молодёжь потом ближе к выходным понаехала… :)

Ехать было зябко и волнительно: потому что сквозило от окон и потому что за окнами этими пролетали такие родные и так давно не виденные пейзажи!



Хотелось всё это фотографировать, но мало что удавалось из-за скорости, так что большую часть пути я провела «в себе» — дремала, спрятавшись в кепку и капюшон.
Фёдор же — вот морж! — в отличие от меня не мёрз, несмотря на то, что был лишь в футболке. На полпути до Хужира сделали остановку — в Еланцах утеплились флисками и поели поз :) Наконец-то и Фёдор приобщился :)



Потом был паром — ура-ура! — и почему-то ооочень долгий путь до Хужира. Дороги там, конечно, те ещё, но что наша маршрутка ехала гораздо дольше другой, это факт.





В Хужир приехали в начале шестого. Поселили нас на турбазе «Берег надежды» (или Надежды?). И мы сразу пошли гулять — по берегу к мысу Бурхан, к Шаманке.

Ольхон — это вам не Большая земля! Там ветрено и в начале июня не очень-то ещё тепло. Хотя солнышко-то греет здорово, и стоит ветру улечься (или стоит тебе спуститься с берега в укромную бухту), сразу становится жарко, но как только ветер возвращается (а он ледяной!), тут же замерзаешь. Непривычному человеку трудно угадать, как бы так одеться, чтобы было комфортно. А вот местных детей видели — вообще какие-то морозоустойчивые, гоняют как ни в чём не бывало в шортах и майках %)) Я же, как капуста, нашла для себя удобный вариант: флиска, рубашка, футболка с капюшоном, бафф — что-то надеть, что-то снять и засунуть в рюкзак :) тогда норм.



Фёдор всё грозился купаться, но в тот вечер я его уговорила дождаться более тёплого момента. Я на такие подвиги (нырять в +12) в принципе не готова, но, несмотря на леденючесть воды, потрогала её руками и ногами. Это же ритуал, это приветствие :) Мыши тоже поздоровались и отправились шнырять по песку.



Ещё про турбазу сразу пару слов скажу. Я человек неприхотливый, меня вполне устроило (особенно сперва), что в комнате два окна (из которых видно не только улицу, но и озеро), две кровати, ковёр и кресло. И дверь с замком.



Фёдор же (справедливо) негодовал по поводу многих вещей (и он обещает написать об этом пост). А я в своём рассказе к этой теме вернусь чуть позже. Пока же, вечером, мы попили чаю (кипяток брали в термопоте в столовой: кипятильник-то взять не догадались!), немножко почитали и легли спать. Спать, кстати, было холодно (домики-то совсем летние), пришлось угнездиться вместе в одной кровати (хотя к этому нам не привыкать!) и накрыться обоими одеялами. Тем не менее, голова, которая торчала из-под одеяла, к утру основательно застыла :-/

5.06.2014, первый день уборки. Поездка вдоль побережья на запад.

Первый рабочий день должен был начаться в 10 утра, даже раньше: нашу группу (почти тем же составом, что мы ехали из города, за исключением петрозаводчан) накануне вечером сагитировали ехать на запад острова, в сторону мыса Хоргой, и убирать мусор по побережью в разных местах. В 9:45 мы были уже на школьном дворе: с запасом еды, воды, тёмных очков и клещевых репеллентов (в степь же едем!).



Но… Сперва подождали оргов, потом — пока все соберутся, потом были всяческие приветственные речи, потом оказалось, что перчаток на всех не хватает, потом решали, сколько же человек должно быть в нашей группе: 7, 6 или 10, потом плотно упаковывались в машину… В общем, обычные организационные задержки.

Выехали в начале двенадцатого — и вот наша «буханка» (всё-таки до чего смешное и точное прозвище!) бодро поскакала по бескрайним степям с горки на горку, с сопки на сопку (а слово «сопка»! Оно тоже прекрасно! Это не скала и не гора — сопка, она такая… пологая и широкая, как будто гора прилегла отдохнуть, спит и посапывает :))… А потом было четыре или пять остановок у разных берегов — мы вооружились громадными мешками, перчатками и принялись за работу.

Нашей территорией на каждой точке была, как правило, прибрежная полоса и прилегающий участок степи — длиной, наверно, километра полтора-два и от берега несколько сот метров (точно не скажу, я с трудом определяю расстояния). Я собирала мусор у самой воды — поломанное кресло, огромные куски полиэтилена, упаковки от сока и вина, пластиковые и стеклянные бутылки, стаканчики, коробочки от дошираков, канистры… — и думала: вот почему так странно получается? Ведь сюда люди пешком не приходят. Приезжают на машинах. Почему же нельзя забрать с собой этот мусор? Запихал в багажник, довёз до мусорки… Даже и далеко везти не нужно: вдоль побережья специально для отдыхающих в разных местах установлены здоровенные современные подземные мусоросборники.



Ну ведь проще простого же! Ан нет… Засранский какой-то менталитет у людей. Ну почему так? Отовсюду трубят: священный Байкал, Ольхон — сердце Байкала, место Силы, такая энергетика… Люди за столько километров едут отдыхать среди этой «священности» и «энергетики» — и без зазрения совести в чистейшую, кристально-прозрачную воду бросают бутылки от пива, оставляют в песке окурки и пластик. Ну, у меня в голове не укладывается. «После нас хоть потоп!»? А ведь если сами на такое вот замусоренное место приедут — небось, нос сморщат и другое поищут… чтоб его загадить. Впрочем, это настолько очевидные и старые вещи, что нет смысла об этом говорить в очередной раз. Или есть? Не знаю. Но вот думалось.

Периодически (но очень редко) отрывалась, чтобы сфотать мышей с какими-нибудь красотами. Но вообще фотографировать было не особо сподручно: тут уж или уборка, или фотосессии.



Кстати, мы с Фёдором брали с собой маленькие рации-уокитоки (заказали на Алиэкспрессе, и их очень вовремя прислали перед поездкой) — вот они нам здорово пригодились. За несколько сот метров не всегда докричишься о том, что требуется подмога, а тут нажал кнопку: «Муж, срочно нужны руки, мой мешок уже неподъёмный!» %) Удобно!



Так мы шли, собирали мусор, потом садились в «буханку», ехали несколько километров до новой точки, собирали мусор там, оттаскивали мешки к дороге, потом снова ехали… Честно, не помню, сколько всего было точек, около пяти, наверно. Подъёмы иногда были настолько крутыми, что на спуске от тормозов пахло палёной резиной, а машина кренилась так, что Любовь Анатольевна в ужасе закрывала глаза и кричала, что лучше пойдёт пешком, чем так летать. А бравая Валентина Фёдоровна бодро распевала песни о волнах и штормах: «А когда на море качка и бушует ураган…» %))) Но ни разу мы, конечно, не улетели, водитель опытный :)

Кстати, о бабулях. Я ни разу не пожалела, что такая вот у нас получилась возрастная группа. Бабули бодрые, доброжелательные, рассказывают всякие истории из своей жизни, послушать их интересно… :) Мне очень они понравились.

А, и ещё одно «кстати» — про коммуникации. Обычно во время каких-то массовых мероприятий в нашей с Фёдором связке я (как интроверт 80 уровня) сижу в своей «раковине», а коммуникации с людьми налаживает Фёдор. А в этот раз получилось всё наоборот почему-то. Я со всеми знакомилась и общалась, а Фёдор ходил в одиночку и помалкивал, редко когда слово вставит. Странно так. Может, это меня воздух так взбодрил, может, приятность и открытость людей располагала к общению… Не знаю :)

А ещё мы всё же наловили-таки клещей… Несмотря на репелленты. Двух сняли с Фёдора — ползали, гадины, выбирали место помягче да посочнее, чтоб вонзить свои жадные жвала, одного — с Митиного капюшона, и ещё одного наша «бригадирша» Асия выпутала из волос. И водитель тоже с головы смахнул зверюгу. Он-то местный, к этим тварям привычный, вообще спокойно отнёсся. «Ну, клещ, ну ладно… Не первый и не последний же».

Фотографировать их мы не стали, поэтому вместо пруфпика добавлю всем, пожалуй, уже знакомую картинку. Ясно дело, что методы борьбы со степным клещом ничем принципиально не отличаются.

и ещё вот:

А мы в следующем году успеем поставить прививки. А то нынче прошляпили время.

В конце рабочего дня мы в качестве экскурсии доехали до мыса Хоргой, где расположена древняя Курыканская стена (http://www.olkhon-myst.ru/tourism/places/horgoy). Там дул сильнейший и просто-таки ледяной ветер. А на безоблачно-синем небе ослепительно сияло солнце…



Вечером мы никуда далеко гулять не пошли — взяли с собой еду и спустились с обрыва к воде прямо в конце нашей улицы. Фёдор сел рисовать (и вводить в заблуждение местных жителей своим внешним видом (тряпка на голове, тёмные очки, спиральная борода!) — говорит, к нему подходили и по-английски спрашивали, откуда он. На что он ответствовал что-то вроде «I’m from… Э, ну короче, из Рязани я»), а я нашла себе укромное место среди камней и стала там просто сидеть. Вообще-то у меня с собой была тетрадь для дневника, но ни разу за всё время мне не удалось сделать ни одной полноценной записи. Зато очень много мыслей передумалось. Это очень приятно — просто сидеть и слушать плеск волн и думать мысль. А иногда эта мысль улетучивается — и ты просто сидишь. И вместо мыслей — такая умиротворённая констатация: вот волны плещут. Солнышко светит. Камни тёплые. Бутерброд вкусный. Пахнет огурцом. Вода прозрачная… У меня это очень редко случается — просто сидеть и смотреть на мир. На прекрасный мир. Не читать, не писать, не гонять в голове судорожно какие-то размышления… И самое главное — не торопиться. Очень мне этого не хватает.



А ещё у меня с собой был мой Жужик (ну, впрочем, как всегда). Я не сказать чтоб уж верю во всякую мистику и эзотерику, но есть вещи, которые имеют для меня особое значение и влияние. И эта штука — одна из них. Где ещё, как не на Байкале, заряжать энергонакопители? Вот-вот. Достала его из рюкзака, положила на солнце. Чтоб нагрелся. И в воду, конечно, тоже окунала. Это непременно. Мне приятно думать, что он сохранит в себе солнечное тепло и силу волн :)



Мы снова досидели на берегу почти до заката и вернулись в свою не очень-то тёплую комнату. В ту ночь спать было не так холодно, как в прошлую, но торчащая из-под одеяла голова к утру всё-таки опять замёрзла…

_____________________
На сим пока закруглюсь, продолжение в следующем посте, завтра! =))
Пакаааа!

Апдейт.
Часть 2:
http://meta-mouse.livejournal.com/1103061.html
Часть 3: http://meta-mouse.livejournal.com/1103268.html

[Тут кнопки для желающих поделиться постом]
романтишный

«5 лет и 3 города назад». Продолжение следует.

Время течёт, летит. Очень быстро всё вокруг. Живёшь год, два, три... Происходит всякое: столько людей и событий, столько дел — даже просто плотный поток обыденности обтачивает берега, приносит взамен какие-то щепки и листики... Эрозия, да, называется? И однажды спохватываешься вдруг, обнаруживаешь, что какое-то ощущение, считавшееся (и бывшее) незыблемым, таким ярким, свежим, внезапно (а точнее, просто незаметно для тебя) побледнело, подёрнулось туманом, размылось... И вот уже деталей не различить. Как так?? Оно же было, казалось, навсегда, «Как же можно такое забыть?», — думалось! Ан нет, время посмеивается и делает своё дело.

Я убеждена, что ТАКИЕ вещи непременно нужно запоминать — маленькие и (особенно!) большие чудеса. Особенно семейные. Потому что жизнь — она такая, всякое может подкинуть, трудностей разных, какашек каких-нибудь. Для проверки качества вашего союза да и просто так. Иногда она (жизнь эта самая) будет казаться невозможно серой и уныло-болотной. Да и без каких-то экстремальных тухляков простая рутина и привычка здорово так притупляют чувство благодарности судьбе. Порой за всеми заботами в прошлое волшебство без веских доказательств даже сам не поверишь — «да ладно, было ли оно?»

И поэтому я... Ну, не то что бы собираю доказательства, но просто ловлю, аккуратно сворачиваю и заботливо складываю в коробочку трепетные моменты нашей совместной жизни — чтобы через годы можно было открыть этот коробок и... заново всё это пережить, и снова, покрываясь мурашками восторга, порадоваться, и немножко как будто с начала начать :) Особенно если вдруг будет казаться, что всё пыльно и... Ну, в общем, ведь всякое случается.

Я так рада, что 4 года назад по горячим следам записала всю эту историю: сейчас, по прошествии 5 лет, многих подробностей я бы и не вспомнила. А ещё ведь тайные дневники остались — так странно и забавно сейчас читать о своих переживаниях и сомнениях тех дней. И не только о своих. Да... :) Вспоминать, снова переживать и сравнивать то, что есть сейчас, с тем, о чём мечталось, чего ждалось. Ещё такое есть ощущение, когда листаешь старые дневники (мне нравится его переживать): читая, ты как будто одновременно находишься в двух временах (в двух мирах, в двух телах — том и теперешнем) — вместе с прошлым собой переживаешь (на всех уровнях!) тогдашнее волнение или слёзы, погружаешься в гнетущую неопределённость или, наоборот, радуешься подъёму и при этом (ты сам свой, сегодняшний) знаешь, что тогда до Дня Икс или какой-то ещё точки бифуркации оставалось, например, полтора месяца... И думаешь: а что бы было, как бы всё тогда переживалось, знай я о близости этой самой Точки... А?

Такие дела. Я очень рада, что есть дневники и фотографии. И вот то, к чему я, собственно, веду весь этот сказ.

Есть такая тема: фотосессия Love story — типа фотоистория знакомства, или первого свидания, ну или каких-то ещё памятных вех на пути друг к другу. Квинтэссенция романтики и ми-ми-ми. Я тоже хотела сделать нечто подобное (я же девочка, как-никак!), но знаю, что ничего не вышло бы: во-первых, поскольку нашу историю достоверно разыграть перед камерой проблематично (по географическим причинам, а недостоверно я не хочу), а ещё потому что я на постановочных кадрах неизменно превращаюсь в корягу, и всё это очень мучительно делается.

Но! То, что нельзя сфотографировать, можно нарисовать. Так подумала я (давно ещё! Года два, наверное, назад...). И вот, и вот... Это маленький подарок от меня Фёдыру (и себе, и всем, кому нравится разглядывать картинки про Мышь и Сову): несколько дней подряд я буду добавлять сюда по сколько-то кадров, проиллюстрированных многозначительными песнями (а потом мы, как полиграфические адепты, конечно, соберём эти картинки в маленькую бумажную книжечку :)).

(Хаа, сейчас вернулась к началу тэга «лав-стори» — и повеселилась.
Оказывается, предыдущий свой эпос на эту тему
я предваряла практически теми же самыми словами.
Но и ладно, это неудивительно: автор-то один и тот же.
Так что не буду ничего переписывать :))

1. С чего, собственно, всё началось явно (хотя тайно началось это самое «всё» несколько раньше).



Песни настроения:
Аквариум, «Отец яблок»,
Аквариум, «Письма с границы».

2, 3. Бесконечное общение того мая.





Важные песни и господствующие настроения:
Аквариум, «Никита Рязанский»,
Blackmore's Night, «All because of you».

4, 5. Встречи и совместное времяпрепровождение.





Песни для мурашек и не только:
Tequilajazzz, «Улитка»,
Наутилус, «Большое сердце» (наконец-то эта песня была реабилитирована в моём восприятии, будучи связанной с позитивными вещами!),
Земфира, «Мы разбиваемся»,
Земфира, «Когда снег начнётся»,
Несчастный случай, «Люди-птицы»,
Аквариум, «Северный цвет»,
Зимовье зверей, «Пишу тебе».

6. Романтические свидания.



Важные песни:
Гришковец и бигуди, «Ты засыпаешь»,
Сергей Бабкин, «Забери»,
Аквариум, «Кардиограмма».

7. К сожалению, железные дороги из Новосибирска в Москву идут в обход Иркутска. Пришлось позаимствовать из одной песни воздушный шар.



Песни настроения и понимания, о чём речь:
Сергей Бабкин, «Сердце»,
Аквариум, «Поезд в огне».
романтишный

О грустном, о хорошем, о прошлом, ну, всякое такое

Напишу вот.
Сто лет не была здесь — никак не могу собраться, очень, очень отвыкла, сейчас даже трудно поверить, что когда-то писала каждый день по несколько постов. И большие в том числе. И даже неплохие...

Но да ладно.

Напишу же. Пока бедный измученный работой и лекцией муж спит давно. И Фасоль спит. Все спят.

Тут будет интровертное. Куча мыслей, точнее, попытка вербализовать и разложить по полкам чувства, которые давно уже крутятся. И фотки. Немножко. И без ката, уж простите.

Про Гнездо.
Мы уже 4 месяца живём в нашем иркутском Гнезде — в комнате, перегороженной сервантом на две зоны, каждая размером чуточку побольше купе: Фёдорско-спальную, с солнечным окном (ой, солнце в окне — это отдельная история!*), его столом и древним диваном, на котором мы спим (и где днём обитает моё стадо подушек, которое Фёдор страшно не любит пасти), и тумбочково-мою — там стоит мой (наконец-то личный!) стол, деревянное кресло с подушками и собственно сервант, вмещающий мои вязальные богатства. Ну и вокруг ещё шкаф, тумбочка, стеллаж и энное количество полок по стенам.

Свободного места нету — ну вот только проходик с половиком — и всё. И я чувствую, что, будь сейчас в нашем распоряжении вся трёхкомнатная квартира, я бы всё равно отгородила для себя уголок два на два, набила бы его подушками и жила там. Несмотря на неудобство тесноты (и прочие негативные обстоятельства — в виде, например, бабушкиного расстройства памяти, царящего на остальной территории квартиры и периодически пытающегося ворваться и к нам), мне нравится так жить: это то, чего мне не хватало всё то время и особенно в Бюро — спасения от зияющих пространств, укромного лично моего места в доме, откуда нас никто не в праве выселить. И где я имею право прибить к стене необходимую мне полку, не спрашивая ни у кого разрешения... Для меня это счастье. Ну, не всё, конечно, не счастье целиком, но важный формирующий это чувство кусок. Прежде неотменимая временность съёмных квартир постоянно напоминала о себе. Точнее, я о ней никогда не забывала, и это угнетало. «Это всё не твоё». А где моё, а когда будет — и будет ли? Оценивая наши финансовые возможности на протяжении энного времени, трудно было быть оптимистом в этом плане. А я ж животное оседлое, норное и гнездовое, и с этим ничего не поделать.

Про мой кокон.
И вот сижу я день за днём в своём купе, всё под рукой, вяжу один за другим шарфы и шали — и ничего и никого мне больше не нужно. Вот правда.



Я настолько устала от людей за чуть больше полугода существования милой Бюрошечки! Просто переобщалась. Я даже представить не могла, что это окажется настолько для меня энергозатратно — просто встречать людей, обеспечивать им комфортное пребывание в наших стенах... Кажется, я наобщалась на годы вперёд — по крайней мере, активного желания встречаться с друзьями у меня до сих пор так и не появилось, сколько я ни убеждаю себя, что пора бы уже, а то как-то нехорошо... Хотя что «нехорошо» — всех помню, всех люблю, но пока на расстоянии :-/ Ничего не могу с собой поделать! И при этом действительно скучаю по нашим бюрошным друзьям. По нашим «детям». Это было тяжело, но хорошо. Когда делаешь что-то — и видишь, что людям нравится. Что они... к лучшему меняются. Или просто дружатся между собой. Такая причастность к вершению мирового добра. Понимаешь, что ты не одинокая затерянная песчиночка, а маленькая шестерёнка, вращение которой помогает работать большому сложному механизму Вселенной.

Про бабло.
А самое сложное в Бюрошечке знаете, что было? Финансовый вопрос. Я умолчу о том, какие мы легкомысленные оптимисты были, затевая всю эту социальноответственную аферу (точнее, окрылённый идеей оптимист был один, а второй — не сумевший убедить в обоснованности своей тревоги реалист-пессимист). Но если бы не огромная бескорыстная помощь самых близких мне людей, я не знаю, было бы что-то или нет. И где бы мы были. Правда не знаю. И даже страшно думать и представлять.

1. За предыдущие 3 года понятие «много денег» (то есть сумма, которую уже просто так взять и за раз выложить из кармана проблематично) постепенно изменяло своё значение. Вверх. И не потому, что доходы бодро росли. Раньше 20 тысяч — это было «много». В Мск изволь ежемесячно 20 с лишним выложить за квартиру. А ещё ведь жить на что-то надо. Так что планка «много» (в моём понимании, конечно) поднялась примерно до полусотни. Но когда тебе ежемесячно нужно эту самую полусотню отдать дяденьке за пользование его квадратометрами... И ты хошь — не хошь должен где-то их добыть... Неважно как — заработать, а если не выходит, то родить, наколдовать, нарисовать, взять в долг, украсть... Эти 50 тоже постепенно становятся из «большой суммы» обыденностью. Которая постоянно сверлит и жрёт твой моск. Потому что не найдёшь — окажешься вместе со своим социальноответственным бизнесом, каким бы он полезным ни был, на улице «сам-дурак» :-/

И вот снуёшь ты (ну, я, конечно) такой по Бюрошечке: людей много — энергия сжирается, сил нет, так хочется полного одиночества — но зато будут деньги, чтоб заплатить за очередной месяц, хорошо! А людей нет — вроде бы сиди себе да радуйся одиночеству, ан нет! Потому что день без людей = день головной боли о том, как же набрать нужную сумму...

Я, может, одна такая ненормальная набитая тараканами доверху? У меня постоянно в голове был изводящий нервы грызёж и разрывание между двумя базовыми, витальными, блин, потребностями: «нужно одиночество и тишина» и «нужна грёбанная куча денег». А ещё эта работа без выходных и осознание того, что ты никуда-преникуда не можешь отсюда уехать в отпуск, потому что день без работы — это самизнаетечто...

И когда мы закрыли Бюрошечку (сперва на лето, а потом совсем), несмотря на всю грусть, настолько (мне) стало легче! (И сейчас, когда каждый месяц НЕ НУЖНО под угрозой выселения судорожно изыскивать десятки тысяч, чтоб отдать их дяденьке, — я каждый раз испытываю несказанную радость!...)

2. А ещё одно ужасненькое было вот что: брать деньги за дружбу. Мы ведь всех гостей Бюро принимали и привечали как у себя дома. Со всеми общались, интересовались, кто они, чем увлекаются — особенно если человек приходил впервые и в одиночестве и заметно было, что он чувствует себя не в своей тарелке — никак нельзя было оставить его без внимания — это Фёдор сделал нормой общения в стенах Бюро дружескую приветливость и участие. И пожалуй, такого уровня включенности персонала кафешки как не было, так и нет особо ни в каких подобных заведениях. У нас не было «клиентов» и «посетителей» — у нас были гости, многие из которых стали (и остались) нашими добрыми знакомыми и даже друзьями.



И поначалу всё было нормально, но чем дальше, тем более стрёмно мне было брать с людей деньги за то, что мы с ними... дружим. Такой ужасный внутренний конфликт! И ведь никто из друзей никогда не требовал себе скидок, все понимали, что это всё не барыжничество, а вклад в содержание общей территории, и все помогали чем могли, но я всё равно никак не могла отделаться от этой неприятной мысли. И вот после закрытия Бюро ещё и этот камень упал с души — мы стали просто дружить с теми, кого раньше принимали у себя за денежку...

Вообще, наша мечта — однажды возродить Бюро на своей, бесплатной территории. И делать всё то же самое — встречаться, общаться, проводить игротеки и мастер-классы, но просто так — за донейт и посильную помощь. И не каждый день. И я надеюсь, что однажды эта мечта сбудется. Так или иначе... =)



Я думаю, что к тому времени я уж точно отдохну от передоза общения и стану нормальным доброжелательным человеком-интровертом, а не злобным инфернальным кульком с уставшими нервами, коим я сейчас являюсь...

И на этой оптимистичной ноте я отправлю запись и пойду спать. Потому что совершенно не помню, о чём ещё хотела написать.

* А, да, вот! Про солнце же!



Чему я ещё ужасно рада: что я дома. Что у меня наконец-то, впервые за три года нормальная зима — холодная, со снегом и солнцем. С СОЛНЦЕМ!!! Я всегда чувствовала свою солнцезависимость, но оказалось, что я не просто завишу — я напрямую и в целом функционирую на солнечных батареях. Не люблю морозы, но слякотная и бессолнечная европейская зима (похожая на какое-то чудовищно затянувшееся начало ноября) оказалась для меня в разы хуже. Да это же воплощённая депрессия: просыпаешься утром — чернота, постепенно разжижающаяся в тусклую серость под тяжёлыми тучами, под ногами грязь с солью хлюпает, в полдень ты с надеждой смотришь в свинцовое небо, выискивая дырочки синевы, в два часа понимаешь, что это бессмысленно, а в четыре тучи падают на землю, придавливают тебя ещё сильнее — и начинается непроглядный вечер. И назавтра всё заново. Снег — редкий праздник, солнышко — ещё более редкий гость. Нет уж... Лучше -20-30, чем такое недоразумение. В первую подобную зиму в Мск, когда солнце зашло в ноябре, а снова появилось только в марте, я попросту сходила с ума. Физически.

А щас это мой второй большой кусок ощущения счастья — солнце, солнце, СОЛНЦЕ почти каждый день! И небо синее-синее. Когда мы ехали сюда на поезде из Мск, впервые небо мы увидели в Красноярске. И оно было огромное и синее-пресинее (это именно оно на фотке ниже!). Это такая была радость! Не передать... Воистину, тот, кто родился и вырос в Европе, не знает, что такое солнечное голодание, и вряд ли сможет меня сейчас понять.

И снег — это тоже кусок счастья. От которого по ночам светло и небо оранжевое от фонарей. И на закате сиреневый, и розовый, и голубой, и лиловый, и какой только не... И сугробы. И днём всё искрится!

Мороз и солнце! День чудесный!

Пойду я спать. А то уже половина пятого утра. Ой-ёё...

романтишный

Каштанам песнь!

«30 способов, которые потрясли клён»

1. Когда вы идёте собрать кленовые листья, вы не знаете, куда вы идёте.
2. Вы не знали, куда шли. И решили собирать кленовые
листья. Поздравляем. Ищите трамвайные рельсы, немного
пройдите по ним (опасаясь серых фуражек на пороге) и
сверните на два часа влево.
3. Никогда не берите первый попавшийся кленовый лист.
4. Будьте проще.
5. И листья к вам потянутся.
6. Размер имеет значение.
7. Цвет имеет значение.
8. Дзен имеет значение.
9. Цвет неба тоже имеет значение.
10. Когда вы наберёте целую охапку листьев — выбросите её и начните заново.
11. Не спрашивайте почему.
12. Потому что важен процесс, а не результат.
13. Большие люди всегда собирают большие листья, а маленькие — маленькие.
14. Когда вы собираете большие листья — вы большой.
15. А когда вы собираете маленькие листья — вы маленький.
16. А когда вы не собираете кленовые листья, вас не существует.
17. Существуйте.
18. Собирайте.
19. Разбрасывайте.
20. Между прочим, собирать листья — гораздо лучше, чем разбрасывать камни.
21. Не думайте о Канаде.
22. Её не существует.
23. Импровизируйте.
24. Смысловые разрывы — фигня.
25. Главное — листья.
26. Но вы их выбросили.
27. Собирайте! Разбрасывайте. Существуйте.
28. Собранные листья нужно положить на неработающий
холодильник.
29. Забудьте про листья, положенные на холодильник.
30. Осень.

P.S. Сегодня мы собирали листья. Неправильно. Потому
что правил ещё не было. Были листья. А нас не существовало.

© Хельга Патаки

Сегодня я гуляла в магазин пряжи за ещё одним мотком, которого мне не хватило на новый шарфик листопадных цветов. Нынче дождя не было, но всё равно уже долго день за днём неожиданно зябко для этих мест. Осень какая-то дождливая, холодная, не иначе, в наказание за людские грехи — вот только знать бы, за какие именно... Но я всё равно люблю сентябрь (особенно после летней адовой жары) — так я сегодня думала, когда шла по аллее, слушая в плеере Embryonic Journey Джефферсон Эйрплейн и держа в одной руке бутерброд из Робин-Сдобина, а в другой — стаканчик горячего кофе. А ещё я думала о том, что мне бы хотелось иметь четыре руки сейчас: две держали бы еду, а другие две прятались бы в тёплых карманах. И шла бы я такая, как загадочное многорукое недо-божество... Потому что у меня в карманах куртки — пять каштанов, четыре ореха-фундука и один керамзитовый катышек. А ещё нэцке-мышь, коричневая и блестящая, как те же каштаны. Они лежат у меня там давно, ещё с прошлой московской осени, и я сейчас потихоньку добавляю местных даров.



Я люблю воронежскую осень за каштаны! Каштаны — прекрасны! Они вылупляются из заскорузлой и злой шипастой оболочки и лежат в траве и лужах, гладкие и блестящие, и это похоже на дзен и сансару (если вы понимаете, о чём я — о нас, людях, но, впрочем, любые объяснения непоправимо портят красоту метафоры, так что молчу, молчу...). Они для меня как те кленовые листья — вот думаю, как же мне будет без них жить, уехав? Наверное, попрошу здешних друзей каждую осень присылать мне по почте мешочек каштанов :)

А тем временем можно собирать сосновые шишки :) Они совсем другие, но в них тоже что-то есть. Своё.

миролюбивый

Котики и день ВДВ

Мы вернулись с феста «Свет мира» разочарованные и злые — но об этом (и не только) я напишу отдельный огромный пост.

А тем временем, пока мы там прозябали на фесте без интернетов и вожделённых приятностей, среди комаров и всепроникающего караоке, тут, дома, наши кошечки решили отпраздновать день ВДВ прыжками с десятого этажа без парашюта. Сперва Фасоль Маркусовна, гражданка Мерзотина, ведомая своей неистребимой страстью, тайком от людей, оставленных в наше отсутствие служить котиковыми сторожами, выбралась на балкон и спикировала в палисадник, а через какое-то время после неё юная Чернилла Владленовна Помойкина-Помурлыкина, не то что не приняв к сведению печальный пример старшей подруги, а даже не подумав своим недосформированным мозгом о возможных последствиях, вылезла на карниз и незамедлительно сорвалась с него (Наверняка ведь прыгнула за каким-то мотылём или ещё более недосягаемым стрижом! Охотничий инстинкт у неё все прочие инстинкты напрочь отключает!).

Путаные и нервные подробности события нет смысла приводить здесь, ибо знаем лишь со слов, как бедные кошачьи сторожа в ужасе сперва безуспешно искали Фасоль, а потом Черни, как нашли их обеих под кустами астр и прочих бегоний возле нашего подъезда, оцепеневших от шока и с круглыми глазами, как они (сторожа непутёвые) возили кисонек к ветеринарам и чего они (и кошки, и сторожа) при этом пережили... Страсти это и жежуть :(

И вот сейчас Фасоль (ничего не сломавшая себе, только, видимо, ушибшая лапки) прячется где-то в глубинах дивана, выходит лишь к горшку, идёт меееедленно, осторожно, и вся как пришибленная. А бедняжка Черни, с весёленькой розовой повязкой со смайликами на поломанной лапке, прячется под кроватью, лежит там на боку в пыли, такая вся невыносимо жалостливая, с выбритым пузом (ибо просвечивали нутро), ещё более тощая, чем обычно, и иногда начинает не то урчать, не то дрожать. И смотрит, смотрит. И даже не хочет лежать на своём любимом божественном махровом халате :(( Но тоже выходит, ковыляя, попить, да и до горшка добирается уже сама.

Но ничего, врачи вроде как сказали, что кошеньки ещё легко отделались (ну ещё бы, десятый этаж нашего дома — это ж все метров 30!), и всё будет хорошо. Дай то кошачий Бог. А ещё дай нашим котикам (всем!) разумения больше не лазить на карниз. Пожалуйста.

миролюбивый

Органайзер-крючконайзер

Я рационал, люблю порядочек, чтобы у всего своё место — соответственно, в вещах особенно ценю функциональность (ой, кажется, я про это уже говорила). Как-то наткнулась в сети на фотографии рукодельных органайзеров для швейно-вязальных принадлежностей — и подумала: «Эй, а почему у меня до сих пор такого нет?». Мои крючки и ножницы с иголками живут на столе в красивой кружечке в вязаном подстаканнике и вязаной же игольнице, а вот для «путешествий» у них специального хранилища нет — только маленький жестяной пенальчик от конфет. Но он же не очень красивый и гремит! И ножницы в него не влезают! Ай-я-яй! МНЕ ПРОСТО НЕОБХОДИМ ЧУДЕСНЫЙ ОРГАНАЙЗЕР ДЛЯ КРЮЧКОВ! В общем, несколько дней я вынашивала идею: что он будет вязаный, сомнения не было, но вот как всё реализовать наилучшим образом, для чего именно и сколько места предусмотреть — это надо продумать. Размеры, материалы, всё такое... Листала книжку со схемами узоров, выбирала цвета. Да я даже кружев навязала для украшения (правда, потом поняла, что они излишни, и обошлась без них).

В общем, что получилось в итоге:

Размер в закрытом состоянии 14х20х2,5, акрил, фетр, ирис, атласная лента, пуговки.
Вмещает энное количество крючков (все мои и даже чуть больше), ножницы, иголки-булавки и маркеры петель (это вот эти красные колечки и жёлтые как бы булавочки).

Подробности под милосердным катом.

Collapse )

И те самые кружева, которые «не вошли» :)

романтишный

Фотодигест

Чтоб немного ввести вас в курс дела — и себе некую памятную точку на карту нанести.

Мы живём в Воронеже, наше тайм-кафе «Совинформбюро» сейчас в летнем отпуске.



У нас трикотаж: Фасоль Маркусовна (она же Королева-мать), Черни (Чернилла Владленовна Помойкина-Помурлыкина) и Иван-котан Ростропович, все из разных городов.



Я отращиваю волосы, а feodor_sinoptikполовинку бороды. Правда! Так и ходит по городу и по делам. Щас ещё и ус отрос. Тоже один.



Мы катаемся на великах по городу и за его пределы. Видели меловые горы, мамонта и купались в реке Дон. Ещё мы этот самый Дон кипятили и пили.



Путешми тоже обзавелась велосипедом, а Расмус — самокатом (но его нету на фотках).



Три недели назад мы нашли на дороге милипусенькую личинку собаки, привезли домой, выкормили из соски. Неделю назад маленькую собаку по имени сэр Генри Баскервиль забрала к себе новая хозяйка. Я про него позже ещё напишу :))



Я вспоминаю и улучшаю любимый эсперанто (в частности, читая прекрасного Пирона), а Фёдор его осваивает. Но медленно. Li estas vera pigrulo!



Я рисую Проект-365 :) И вот те самые чудо-карандашики.



Я связала себе офигенный радужный шарф-бактус, но это никак не связано с гей-пропагандой.



Ещё я успела научиться немного валять из шерсти, но муж это делает гораздо быстрее и лучше меня :))



Остальное не то что бы не столь важно, просто без фоток.

Всем пока, пойду на балкон читать Пирона :) Там прохладнее.